• Русский
  • English
Цитировать.

БЕЗОПАСНОСТЬ НОВЫХ РЕЖИМОВ ЛЕЧЕНИЯ ТУБЕРКУЛЕЗА С МЛУ И ШЛУ МБТ

Свободный доступ
Тип статьи — Краткое сообщение
Type — Short message
Диапазон страниц в журнале №1 (12) за 2016 год49-50
№1 (12) 2016 pages — 49-50

Авторы

Authors

Аннотация

Summary

Современная ситуация по туберкулезу осложняется увеличением доли больных с МЛУ и ШЛУ МБТ, поэтому актуальным является внедрение эффективных режимов противотуберкулезной терапии с использованием новых препаратов, однако их безопасность изучена недостаточно.

Цель исследования: оценить безопасность режимов химиотерапии с включением новых противотуберкулезных препаратов у больных с МЛУ и ШЛУ возбудителя.

Материал и методы. Проведено проспективное одноцентровое нерандомизированное исследование. Безопасность режимов, включающих бедаквилин и линезолид оценена у 70 больных в возрасте 18 лет и старше, до 40 лет было 55,7% (39 чел.). Мужчины составили 67,1%. Преобладали пациенты с хроническим и гиперхроническим течением туберкулеза 62,9% (44 чел.). 68,6% (48 чел.) включены после неэффективного курса.

ШЛУ МБТ установлена у 55,7% (39 чел.), а «пре» ШЛУ ещё у 34,3% (24 чел.). Сопутствующие заболевания и их сочетания диагностированы у 91,4% (64 чел.), в том числе у 31,4% (22 чел.) последствия нежелательных побочных реакций (НПР) на противотуберкулезную терапию.

Результаты. Полный курс лечения приняли 88,6% (62 чел.). У 85,7% (60 чел.) были НПР от 1 до 5 (Med=2), всего 149 реакций. У 20,0% (14 чел.) тяжесть НПР до 3-4 степени по критериям DMID и NCI CTCAE, в том числе, поражение печени, эозинофилия до 21%, удлинение интервала QTс более 500 мсек, тошнота и рвота, снижение слуха, анемия (HB до 69 г/л). Причинно-следственная связь Bdq и развившихся НПР установлена у 33 пациентов. Отмена бедаквилина в связи с НПР потребовалась у 4 чел. – 5,7% они досрочно выбыли из исследования, ещё 4 прервали лечение самостоятельно.

Заключение. Исследование продемонстрировало высокий уровень безопасности режимов химиотерапии содержащих бедаквилин, даже у пациентов имевших различные последствия НПР в прошлом.

Современная ситуация по туберкулезу осложняется увеличением доли больных с МЛУ и ШЛУ МБТ, поэтому актуальным является внедрение эффективных режимов противотуберкулезной терапии с использованием новых препаратов, однако их безопасность изучена недостаточно.

Цель исследования: оценить безопасность режимов химиотерапии с включением новых противотуберкулезных препаратов у больных с МЛУ и ШЛУ возбудителя.

Материал и методы. Проведено проспективное одноцентровое нерандомизированное исследование. Безопасность режимов, включающих бедаквилин и линезолид оценена у 70 больных в возрасте 18 лет и старше, до 40 лет было 55,7% (39 чел.). Мужчины составили 67,1%. Преобладали пациенты с хроническим и гиперхроническим течением туберкулеза 62,9% (44 чел.). 68,6% (48 чел.) включены после неэффективного курса.

ШЛУ МБТ установлена у 55,7% (39 чел.), а «пре» ШЛУ ещё у 34,3% (24 чел.). Сопутствующие заболевания и их сочетания диагностированы у 91,4% (64 чел.), в том числе у 31,4% (22 чел.) последствия нежелательных побочных реакций (НПР) на противотуберкулезную терапию.

Результаты. Полный курс лечения приняли 88,6% (62 чел.). У 85,7% (60 чел.) были НПР от 1 до 5 (Med=2), всего 149 реакций. У 20,0% (14 чел.) тяжесть НПР до 3-4 степени по критериям DMID и NCI CTCAE, в том числе, поражение печени, эозинофилия до 21%, удлинение интервала QTс более 500 мсек, тошнота и рвота, снижение слуха, анемия (HB до 69 г/л). Причинно-следственная связь Bdq и развившихся НПР установлена у 33 пациентов. Отмена бедаквилина в связи с НПР потребовалась у 4 чел. – 5,7% они досрочно выбыли из исследования, ещё 4 прервали лечение самостоятельно.

Заключение. Исследование продемонстрировало высокий уровень безопасности режимов химиотерапии содержащих бедаквилин, даже у пациентов имевших различные последствия НПР в прошлом.

Ключевые слова

Keywords

Сведения об авторах

Authors

Борисов С Е — ГКУЗ «Московский научно-практический центр борьбы с туберкулезом» ДЗМ, г. Москва.
Borisov C E — Moscow scientific and practical center of fight against tuberculosis, Moscow.
Гармаш Ю Ю — ГБУЗ Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, г. Москва.
Гармаш Ю Ю — ГБУЗ Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, г. Москва.
Иванова Д А — ГБУЗ Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, г. Москва.
Иванова Д А — ГБУЗ Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, г. Москва.
Иванушкина Т Н — ГБУЗ Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, г. Москва.
Иванушкина Т Н — ГБУЗ Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, г. Москва.
Литвинова Н В — ГБУЗ Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, г. Москва.
Литвинова Н В — ГБУЗ Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, г. Москва.
Филиппов Алексей Вениаминович — ГБУЗ Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, г. Москва.
Филиппов Алексей Вениаминович — ГБУЗ Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, г. Москва.
Автор является ответственным за переписку